Когда хочется злиться и наказывать...

Руководитель социальной службы «Теплого дома» и мама троих сыновей Даша Нечайкина научила меня удивительной вещи: «Спрашивать себя, достигает ли то, что я делаю, целей, которые я ставлю?».


Ну, например, я хочу, чтобы мои дети дружили. Ругая старшего за то, что делает больно младшей, я достигну этой цели?


Вообще тут открывается удивительный мир. Потому что сразу понимаешь, что большинство реакций, которые на первый взгляд кажутся совершенно адекватными, на деле вообще не имеют отношения к целям, которых мы хотим достигнуть. По крайней мере в родительстве. Интересно, как так получается?


Вот, еще пример, мой злободневнейший. Детский сад и подъемы в темноте. Необходимость лечь пораньше. Особенно после долгих каникул. Вчера мы — взрослые — не сдержались. И вокруг нежелания человека почти 5 лет идти спать случился настоящий семейный скандал. В итоге мы так много времени потратили сначала на скандал, а потом на примирение, что сын, конечно, лег, на час позже, чем нам хотелось бы. Выразили ли мы руганью свое отношение к его неповиновению? Да. Достигли ли мы своих целей? Нет.


И вообще наказания. Скажем честно, но ни в коем случае не оправдаем: родители в России часто бьют детей. Чтобы не дрались, чтобы не били других, чтобы были послушными. Но выходит наоборот: уровень агрессии у детей, которых бьют, повышается. Не замечали такого? Ну ладно, даже исследования об этом есть. Например, это очень доходчивое https://vk.cc/bXkzDD


Да и вообще наказания. Если мы тут начнем разбираться, то большинство их (а может и все) вообще не имеют отношения к нашим долгосрочным целям родительства. Решая сиюминутные задачи, они идут вразрез с задачами глобальными. Зачем же они нам?


Я, например, давно нашла в себе некую установку: что ребенка нужно непременно переиграть. Не прогнуться. Показать ему, кто тут главный. Что если я сказала «нет», то это уже точно нет, даже если в глубине души я уже передумала и вообще «нет» сказала просто от усталости. «Нужно быть последовательной, не посадить на шею» — твердит во мне то ли моя мама, то ли какая-то строгая оценивающая женщина с педагогическим образованием. Постойте, женщины! Но какая же тут последовательность, если в этой мелкой последовательности я предаю свои долгоиграющие цели? Например, одну из главных — чтобы мой ребенок мне верил и доверял. Или еще одну — чтобы мой ребенок рос уверенным человеком и умел сказать «нет». Я ведь именно это «нет» его регулярно хочу прогнуть, чтобы он не прогнул мое.


Спустя 5 лет активного родительства я тихонько начинаю понимать, что оно — вообще не свод правил. Как, впрочем, и любая другая коммуникация с живыми людьми. Родительство — это включенность в каждом моменте без заранее готовых ответов, но с постоянной памятью о том, чего мы хотим достичь в конечном итоге (при этом без всяких гарантий, конечно). И в одном моменте оказывается важным отстоять границы, а в другом — услышать и уступить (тем самым показав, что мнение человека нам важно) — и это вообще не про прогиб, а про внимательность, милосердие и взрослую позицию. А вот этот вот страх прогнуться и показать слабину — он ведь как раз не о том, чтобы быть на стороне своего ребенка, он о том, что мы почему-то на разных сторонах, должны что-то друг другу доказывать и бороться. Откуда все это у нас — отдельный разговор. Из прошлого, конечно.


Но я хочу закруглиться и снова рассказать про Дашу. Однажды мы сидели в кругу с другими мамами на «Южной даче» и каждая рассказывала, чего в конечном счете хочет от своего ребенка, когда он уже станет взрослым. Все, конечно, хотели уверенности в себе, успешности, твердости и смелости, хороших отношений со своими детьми и их счастливой личной жизни. И в этот момент, представляя себе своих детей 20-ти или 30-тилетними, все были на их стороне, любовались ими, поддерживали в мыслях. А потом мы стали говорить о том, что сегодня делаем для того, чтобы наши дети стали именно такими. И вдруг стало совершенно очевидно, что критика, обесценивание, наказания (не путать со встречей с последствиями) вообще никакие не инструменты воспитания, а наши дурные привычки, слабости и враги. Что перехвалить и перелюбить невозможно. А простить и услышать тогда, когда хочется злиться и наказывать, — это чаще всего совсем не про прогиб, но про очень сложный на самом деле для родителя (наказывать легче, оказывается!) шажок к нашей большой родительской общей цели — вырастить справляющихся с жизнью здоровых взрослых людей.




Читайте избранные истории: