Как “Тёплый дом“ ведет занятия в СИЗО №5

Как "Тёплый дом" ведет занятия в СИЗО №5

16.02.2015


Кажется невероятным: в Санкт-Петербурге есть тюрьма, где живут дети от 0 до 1,5 лет. Как они там оказались? Очень просто. Беременные женщины тоже совершают преступления и несут за них наказания. Их дети, родившиеся в тюрьме, живут вместе с мамой до 1,5 лет.

 

В СИЗО №5 на Арсенальной улице ждут суда 15 мам с малышами, а также еще 14 беременных женщин. С октября 2014 года фонд «Тёплый дом» проводит здесь занятия для этих семей. Сегодня в выпуске – интервью со специалистом по социальной работе Дарьей Семеновых.

- Дарья, расскажите нам, как всё начиналось?

- Летом 2014 года нам рассказали, что есть такое СИЗО №5, что есть там такие мамы с детьми. Что мамы нуждаются в помощи, совете… да просто в элементарном человеческом внимании. Пока мы встретились с руководством СИЗО, поговорили, заключили договор. Так что впервые мы пришли туда в середине октября.

- Как вам было - идти в тюрьму вести занятие?

- Конечно, как любой нормальный человек, я опасалась! Я никогда не была в тюрьме, - ну разве что, в музее «Крестов» была в студенчестве. Так что было страшновато, конечно. У каждого из нас при слове «тюрьма» возникают красноречивые образы: холодные застенки, решетки, жуткие камеры, трехэтажные нары…

А на деле, там всё оказалось по-другому. Основная группа мам и детей, к которым мы ходим, живет на территории медсанчасти. Их камера похожа на квартиру. Или на общежитие. Есть 4 комнаты, в которых мамы с детьми живут по 3-4 семьи вместе. Есть просторный санузел, общая кухня, коридор. В ванной душ, стиральная машина, на кухне холодильник, чайник электрический... Так что иногда, если отвлечься от решеток на окнах и типичного «тюремного пейзажа» на улице, даже забываешь, что ты в тюрьме.

 

Камера для мам с детьми до 1,5 лет. Поскольку в СИЗО запрещено фотографировать, это фото с официального сайта СИЗО №5.

 

 

- Какие они, мамы в СИЗО?

- Мамы здесь самые обычные, как и везде. Как и все, они нуждаются в поддержке и совете. Они любят своих детей, заботятся о них, неподдельно переживают, если им плохо.

Пожалуй, единственное их отличие от большинства наших подопечных – это состояние их здоровья. Практически 100% до СИЗО курили, были алко- и наркозависимыми, имели сопутствующие заболевания. В тюрьме им удалось «завязать», но конечно, такой образ жизни отразился на детях.

- Дети отстают в развитии?

- Да, у большинства малышей есть трудности в развитии, проблемы по неврологии, да и вообще слабое здоровье. Большинство детей на искусственном вскармливании. Когда мы беседуем об этом с мамами, показываем на реальные проблемы детей, когда они начинают осознавать эту взаимосвязь – конечно, они переживают и переоценивают многие вещи в своей жизни…

Мы, ведущие этих занятий, часто думаем о том, что детям в СИЗО сильно повезло.  Звучит цинично, конечно. Но вот факт: их мама оказалась за решеткой, у неё теперь есть шанс покончить со старыми привычками, алкоголем, наркотиками. Шанс остановиться и подумать. И здесь её ребенок находится с ней, в безопасности, сытости и тепле.

Никто из нас не выбирает, в какой семье родиться. Эти малыши не виноваты, что оказались  тюрьме с мамой. И даже такая родная семья для них намного лучше, чем самый «продвинутый» детский дом. Как ни странно, тюрьма дает этим семьям шанс на новую жизнь.


- Какая же основная цель этих занятий? Дать шанс?


- Да. Именно так. Это шанс почувствовать себя семьёй за тот короткий срок, пока мама с малышом не разлучена, пока идёт следствие и суд.

После суда мама едет колонию, а ребенка помещают в детский дом при этой колонии. Там они смогут видеться только 2 часа в день, и то, если ребенок не болеет, если нет карантина, если мама хорошо себя ведет и так далее. Всего 2 часа в день. Что можно успеть сделать за это время? Можно ли хорошо узнать ребенка? Понять, почему он плачет, капризничает, что он любит? Каковы его потребности? Каждому родителю очевидно, что 2 часа в день – это очень мало.

Сейчас, пока мамы живут вместе с детьми в СИЗО, у них есть еще время друг для друга. Наша главная задача – помочь им так привязаться друг к другу, чтобы после освобождения мама забрала ребенка из детского дома и начала жизнь "с чистого листа". Чтобы таких детей мамы не "забывали в подъезде", как девочку Дашу из Сертолово в конце ноября 2014 года.
 

Кухня в "семейной камере". Поскольку в СИЗО запрещено фотографировать, это фото с официального сайта СИЗО №5.



- Как же вы это делаете?

- А само занятие проходит раз в неделю, в свободном формате. У всех мам здесь мало опыта обращения с детьми. У некоторых это не первый ребенок, но опыта всё равно почти нет, потому что пока мама была на воле, она первым ребенком занималась очень мало.

Нас, ведущих, трое: я, еще одна Даша, Светлана. Мы учим их иногда банальным вещам: как держать новорожденного, как кормить, как и чем обрабатывать пупок, почему они плачут, как помочь ребенку, если что-то болит, как играть, развивать, быть ласковыми…

Вот недавняя история: мама обнаружила, что у ребенка температура, только на третий день, когда развились фебрильные судороги. Мы, когда пришли, удивились: «Как такое возможно? Ты же на руки его берешь, чувствуешь, что он горячий». А она говорит нам: «Я не поняла. Думала, он тепленький. Думала, от меня нагрелся». Это вот как раз о том, что у них всех очень мало опыта, а спросить порой совсем не у кого.


Конечно, мы много беседуем с мамами. Обсуждаем их будущее, как они себе его видят. Многие не представляют, что делать дальше, например, после освобождения. Многие боятся, что с клеймом судимости и ребенком на руках не возьмут на работу, что предстоит бюрократическая волокита с пропиской детей, оформлением «детских», что не будет хватать денег. И конечно, эти страхи не беспочвенны.  Но лучше подумать об этом сейчас, запланировать свои шаги заранее, чтобы быть к ним морально готовыми.

И конечно, помогаем малышам и мамам материально. Передаем им хорошие подгузники (те, которые дают в СИЗО, у многих детей вызывают опрелости). Передаем специализированные детские смеси, детское питание в баночках, детскую зимнюю одежду, игрушки и книжки, ну и так далее. 

- Можно ли быть уверенными, что после освобождения мамы станут настоящими мамами?

- Вот, например, история. Одна мама, назовем её Оля, недавно освободилась по УДО (условно-досрочно). У Оли есть 7-месячная малышка, Кристина. Почти сразу после освобождения они пришли к нам: у дочки не было зимнего комбинезона, а взять его было негде. Денег у Оли после освобождения совсем не было.

Мы подарили им комбинезон, поговорили. Оля в дальнейшем хочет работать, жить с дочкой нормальной жизнью. Сейчас нужно прописывать ребенка, оформить Кристине все документы и пособия, сходить в поликлинику, обустроить место для девочки дома – от кроватки с пеленальником, до игрушек и книжек. Мы договорились, что поможем Оле обустроиться, что она будет ходить на наши занятия в городе. Это очень важно, чтобы поддержать её в стремлении быть настоящей мамой.

Главное, Оля не хочет больше в тюрьму, и осознает это. Да и все остальные мамы из СИЗО, конечно же, хотели бы обычной, «человеческой» жизни. И что самое удивительное, их милые, смешные, наивные, хрупкие малыши – их главная опора в нелегком пути реабилитации. Материнская любовь может преодолеть все препятствия! Стоит только взрастить эту любовь в мамах, поддержать её и направить в нужное русло.

Please reload

Читайте избранные истории:

Теплые публикации в 2018

17.12.2018

1/10
Please reload

Презентация фонда:
Our presentation in English:

Контакты

Санкт-Петербург, Россия

191187, ул. Чайковского, 1, литера А, пом. 11Н
(812) 275-81-65, 
+7 921 746 42 75

  • Значок приложения Facebook
  • Vkontakte Social Icon
  • Значок приложения Google +
  • Значок приложения Instagram