Родительская история

Родительская история

17.10.2018

"Моему сыну 2,5 года, месяц назад он пошел в детский сад. Примерно неделю назад я пришла домой страшно недовольная собой. Я осознала, что уже несколько недель позволяю себе повышать голос на своего ребенка (я никогда не собиралась так делать). Я стала думать, как так произошло, и обвинила во всем время. Вечно поджимающие время. Именно оно заставило меня в какой-то момент посреди дороги закричать: «Так! Все! Мы опаздываем! Мы не успеем на завтрак! Ты хочешь, чтобы я ушла без тебя? Я уйду!» (Самая смешная родительская угроза. Я же знаю, что никогда не уйду без него. На самом деле не смешная — он не знает, потому и работает).

В общем, день шел за днем, и так за несколько недель повысить голос на любимого своего человека стало нормой.

Чтобы осознать это, мне пришлось закричать на сына при подруге-маме, которая никак от меня такого не ожидала. Она ничего не сказала, но для меня контраст был оглушительным — контраст меня, которая не кричала на ребенка в нашу последнюю встречу летом, и меня, которая теперь кричит. 

Кроме того, сын мой много ныл и упрямился в последние недели и мне вправду было сложно: я думала, что это сложный возраст, адаптация к саду (в который он ходит с радостью). Я злилась и уставала еще сильнее. И мне казалось, что вот, мне сложно и поэтому я кричу. Уровень тревоги за ребенка тоже повысился. Недовольная собой и нашими отношениями я намного сильнее за него боялась и расставалась с ним с чувством вины. 

В общем, в тот день после встречи с подругой я пришла домой, уложила Веню и заплакала. Муж гладил меня по голове, а я вспоминала, как моя мама в детстве кричала на меня. Я плакала и говорила, что так не хочу. Прежде чем заснуть, я пообещала себе завтра не повышать голос на Веню. Я решила ставить маленькие цели. На один день, а не навсегда. 

Утром мы опоздали в сад не сильнее, чем вчера, но вместо того, чтобы ругаться, придумали классную игру. Воображаемый ключ заводил Венин самокат и он ехал быстро-быстро, пока снова не глох. Я заводила самокат снова, мы двигались в сторону сада. Оставив Веню в саду, я шла на работу вдохновленная и полная сил. Вечером мы возвращались из сада полтора часа (я могла себе это позволить): за это время Веня посидел за рулем экскурсионного автобуса (водитель сам позвал), потопал по луже, скатился 5 раз с пандуса у большого дома. Я говорила: «Веня, это последний раз». Он говорил: «Нет», но на третий последний раз ехал за мной. Я говорила: «Пора выходить из автобуса». Ему нужны были еще 2 минуты и он выходил оттуда сам. Просто не сразу после моих слов. Он говорил: «На ручки», а я честно говорила: «Устала, не могу». Он просил еще раз, но видя, что я крепка в своем намерении, шел сам. Я пришла домой и поняла, что мой сын полтора часа не ныл и не устраивал истерик. Я поняла, что все это был не возраст, и не адаптация к саду, а ответ на войну, которую объявила ему я: своим криком и нежеланием объяснять, понимать, ждать и договариваться. За вечер мы вернулись друг к другу. С тех прошло несколько дней. Каждое утро я говорю себе, что сегодня не буду орать. По вечерам я праздную победу. Мой сын снова стал человеком, с которым обо всем можно договориться. На самом деле он все время таким был, просто я забыла попробовать договариваться и начала орать. 

Моя тревога за него сразу снизилась. Потому что я не чувствую себя перед ним виноватой. Я снова достаточно хорошая мама. 

Что я хочу этим сказать? Что если мы намерены договариваться — мы договоримся, а если намерены орать — будем орать. В общем, дорогие родители, терпения нам, любви и хорошей памяти о своих намерениях". 

#тёплые_истории

(фотография из личного архива)

 

 

 

Please reload

Читайте избранные истории:

Теплые публикации в 2018

17.12.2018

1/10
Please reload

Презентация фонда:
Our presentation in English:

Контакты

Санкт-Петербург, Россия

191187, ул. Чайковского, 1, литера А, пом. 11Н
(812) 275-81-65, 
+7 921 746 42 75

  • Значок приложения Facebook
  • Vkontakte Social Icon
  • Значок приложения Google +
  • Значок приложения Instagram